На развалинах

 
 

На развалинах





В нашей суматошной жизни не часто выберешь время просто так побродить по городу. И получается, что в некоторые его закоулки не заглядываешь годами, тем более, если они расположены вблизи производственной зоны и ничем не примечательны. Туда уж точно без дела не пойдешь.

В один из таких неуютных и неинтересных, с точки зрения обывателя, уголков Мариуполя, в районе трамвайной остановки «Металлургстрой» (по одноименному тресту) на Донецком шоссе, забрела я неделю назад. И была до глубины души поражена открывшейся моим глазам картиной. Не могу сказать, сколько лет я здесь не бывала, но не более трех, это точно. Срок не такой уж большой для кардинальных перемен. Однако его хватило, чтобы кипящий жизнью строительный комплекс, представленный тремя зданиями, автостоянками, производственно-хозяйственным двором с гаражами и другими постройками, превратить в мертвый, разрушающийся и оттого страшный массив.

То, что осталось сегодня от кирпичного, построенного в начале 60-х добротного пятиэтажного здания и небольшого, но очень уютного сквера с фонтаном, производит удручающее впечатление. Его можно выразить одним словом «запустение». Возле бывшего офиса одного из самых мощных строительных трестов города только ветер гонял из стороны в сторону мусор. Ни машин, ни людей.

Конечно, я знала, что «Металлургстрой» находится в состоянии банкротства, положение его бедственное, и едва ли можно надеяться на выживание стройорганизации в каком бы то ни было виде. Но одно дело знать, другое - увидеть то, что осталось от величия и славы предприятия, за производственные достижения удостоенного самой высокой награды СССР – ордена Ленина. Полуразвалившиеся ступени когда-то помпезного крыльца, запор на двери, пустые глазницы запыленных рыжей окалиной окон.

Поглощенная представшей картиной и вызванными ею ощущениями, я не сразу заметила пожилого мужчину, стоявшего возле сооружения, которое когда-то было фонтаном. Подошла поближе и узнала в нем орденоносца – бригадира, чье имя гремело на всю страну. Он стоял так, как стоят над гробом друга, со скорбным лицом и дрожащей слезой в старческих глазах.

Я поздоровалась с героем своих многочисленных публикаций и кивнула в сторону здания.

– Никого?

- Недавно были, - сказал он грустно.- Выносили батареи.

- Кто, зачем?

- Да, видно, работники треста. Говорят, разрешили забрать в счет зарплаты. – Пояснил мой собеседник, и, помолчав, грустно добавил: - Отопление-то все равно выключено. Свет и вода тоже. Кому они теперь нужны, эти батареи? Умирает трест.

В голосе ветерана не высказанные грусть и боль.

Увы, это не единственное административное здание, погибающее вместе со своими хозяевами- стройорганизациями. Угасает, теряет былую презентабельность «контора» управления «Дорводстрой», еще недавно широко известного в городе как мощнейшее дорожно-строительное предприятие, а сегодня из-за отсутствия работы близкое к банкротству. И что не перестает удивлять, так это невостребованность высокопрофессионального коллектива мариупольских дорожников. Ведь в городе ежегодно ремонтируются тысячи квадратных метров дорог и сантехнических коммуникаций, но почему –то иногородними специалистами. Впрочем, об этом особый разговор.

Сегодня речь о зданиях. Одно из них, бывший офис СУ-118 треста «Донбасстальконструкция», строение, представляющее архитектурную ценность, так называемый дом купца Регира, проданный, а затем заложенный новым хозяином, медленно, но уверенно разрушается, и надежда на его спасение для города весьма призрачная.

Ну о чем разговор, скажут строители, потерявшие работу. Тут судьбы ломаются, а они о бывших конторах. Лес рубят – щепки летят. Да, развал предприятий, составлявших многие годы мощный строительный комплекс промышленного города, явление нерадостное. Но, к счастью, временное. Родятся новые фирмы. Люди, владеющие никогда не выходящей из моды профессией, работу найдут. И свою производственную судьбу устроят, может быть, даже лучше прежней. А вот здания, в которых протекала их производственная жизнь и которые со временем становились неотъемлемой частью этой жизни, вернуть будет невозможно. И глядя на нас пустыми глазницами окон, они молят : «Мы еще живы. Спасите, пока не поздно».



Альбина БАЛАЛАЕВА.



Создан 06 фев 2011



  Комментарии       
Всего 1, последний 6 лет назад
Mariupol_buildings 01 окт 2011 ответить
Н-да, грустно все это...
Имя или Email


При указании email на него будут отправляться ответы
Как имя будет использована первая часть email до @
Сам email нигде не отображается!
Зарегистрируйтесь, чтобы писать под своим ником
 

Магазин детских игрушек